Главная » Статьи » Память

Солдат Победы

Солдат Победы—Александр Михайлович Грушичев

 

 

Ветераны боев, ветераны войны,

Вы Великой Отчизны родные сыны.

Ваша юность мужала в вихре огненных лет,

Когда боль поражений влилась в силу побед,

Когда яростью Вашей враг за глотку был взят

 И в боях за Москву, и за наш Ленинград.

Много битв отгремело в годы страшной войны

Пока шли Вы к Берлину—сердцу вражьей страны,

 Были Брест и Одесса, Севастополь, Кавказ,

И «Ни шагу назад!» раздавалось не раз.

Был котёл Сталинграда, были Курск и Орёл,

Белорусский котёл, Кишинёвский котёл.

В. А. Курбатов, «Живым и мёртвым»,

ветеран Великой Отечественной войны,

 участник освобождения Сухиничского района

от немецко-фашистских захватчиков.

 

Александр Михайлович Грушичев—один из миллионов Солдат Победы! Он родился 17 февраля 1924 года в городе Сухиничи в семье рабочего- железнодорожника. В 1942 году был призван на действительную военную службу и закончил ее в 1947 году, приняв участие в разгроме Японии. Имеет 17 наград, в том числе орден Отечественной войны, медали за боевые заслуги, за победу над Германией, за победу над Японией. После войны работал машинистом-дизелистом на станции Сухиничи Главные. С 1960 года—начальник горэлектросетей, начальник районных электросетей, был членом ВЛКСМ, членом КПСС.

Я решила написать о боевом пути Александра Михайловича потому, что мы находимся в преддверии Великого праздника— 65 годовщины Великой Победы. «Правдивая история как песня, из неё слов не выбросишь»,-сказал Александр Михайлович.

«Я расскажу о себе, что видел, слышал, делал. Я не окопный солдат. Не ходил со штыком и винтовкой наперевес в атаку на немцев, не участвовал в рукопашной схватке, не кричал «Ура! За Сталина!» Я - солдат войны - связист, пахал свою борозду Победы.

После освобождения г. Сухиничи от немецкой оккупации 140 молодых, здоровых парней 1923-1924 года рождения, еще 20-25 раненых парней по зову Родины 24 февраля 1942 года были призваны Сухиничским военкоматом в советскую Армию. Я был записан в списке раненых. На комиссии присутствовали врач Семен Игнатьевич Коняшин и медсестра Полина Грузилина. Врач докладывает военкому: «Товарищ военный комиссар! Прошу вас для призывника Грушичева А. М. дать 15 дней отсрочки в связи с его ранением. Ранен в кисти обеих рук и голень ноги. Идти пешком 4-5 дней по глубокому снегу в мороз 20-25 градусов 200 км до Тулы он не сможет»..Товарищ военный комиссар отвечает: «Сможет, ему помогут товарищи. Красной Армии нужны бойцы для защиты советской Родины. Дойдёт до Тулы до 212 АЗСП (армейский запасной стрелковый полк) резерв 16 армии. Его подлечат в санитарной роте».

В конце марта нашу роту разделили на два взвода: взвод радистов и взвод связистов. Нас перевели в Тулу на улицу Коммунаров. В гарнизонной бане мы обмывали свои худые скелеты, затем облачились в обмундирование б/у, тщательно вымытое и зашитое. На учебном полку плаца, где мы проводили строевую подготовку и осваивали приемы рукопашного боя, мы были крайне удивлены, увидев роту грузин в новом зимнем обмундировании (от зимних шапок до кирзовых сапог). В сентябре весь 212-й АЗСП из Тулы передислоцировался в дремучие козельские леса. Шли ночами, днем отдыхали в лесах. Долго был я в 212-м АЗСП, обученные связисты были очень нужны фронту. Часто приезжали офицеры-покупатели, но меня, калеку, не брали в связисты, ведь связисту нужно ещё стрелять. Уже вернулись многие мои товарищи из госпиталей, в том числе мой лучший друг-радист Алексей Карпович Василенко. Радист высокого класса. Слухач, почерк передач которого определяли все радисты 11-й гвардейской армии. Наконец, мне повезло, 22 декабря 1942 года приехал офицер—капитан Кузьмин Алексей Григорьевич—за большой партией связистов для вновь созданной 51-й отдельной армейской роты. Из большого количества отобранных в роту попали наши земляки - сухиничане: Алексей Карпович Василенко, Алексей Туманов, Павел Бурлаков, Виктор Новиков...

Формировалась рота и обучалась в д. Огнищево (Агничное) Сухиничского района Калужской области. Созданы были посты ВНОС с присвоением им номеров. Наш юст №86, состоящий из 3 человек, в г. Сухиничи со складов 16-11-й гвардейской эрмии получил оружие: ручной немецкий пулемет МГ-34, две коробки патронов с ентами, по три гранаты, немецкие винтовки и по сто штук патронов. Выдали продуктовый аттестат - для получения продуктов в 324стрелковой дивизии. Меня и моих товарищей старшина Царьков Михаил на санях доставил в д. Вертное Думиничского района Калужской области. 24-26 января 1943 года мы решили из ручного пулемета сбить немецкий самолет-разведчик «Фокке-вульф-189», который с рассветом каждый день вел разведку лесов и деревень, где дислоцировалась 324-я дивизия, а в районе железнодорожного разъезда д. Вертное находился замаскированный бронепоезд. Соединив две пулеметные ленты, мы решили его сбить. Летал он на небольшой высоте, при его появлении я нажал на спусковой крючок пулемёта, бронебойные пули вроде достигали цели, но его броня была не пробиваема. Самолёт сбросил кассету, она раскрылась и десятки малых бомб со свистом устремились к земле. Остальное я плохо помню. Очнулся в доме санроты 324 дивизии, уже забинтованный врачом Галиной Мицкевич. В этом доме я часто бывал. Наш пост №86 располагался напротив, через овраг. В Сухиничи в госпиталь мне командир роты Ватутин Пётр Кузьмич эвакуироваться не разрешил и прислал старшего фельдшера медицинской службы Безрука Николая Николаевича. Он с моим бойцом Буквенёвым Петром на санях доставили меня в санчасть 51-й отдельной роты ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение, связь), которая дислоцировалась в д. Огнищево Сухиничского района Калужской области. Войска и рота стояли в обороне. Периодически наш старший фельдшер Безрук Николай Николаевич возил меня в течение примерно двух с половиной месяцев на консультацию и лечение в стационаре к главному хирургу 324 дивизии Косареву Петру Фёдоровичу, мастеру золотые руки. После 2-х с половиной месяцев лечения в санчасти я в середине апреля приступил к своим обязанностям начальника поста ВНОС №86, который дислоцировался в д. Вёртное.

В конце апреля 1943года наш пост №86 дислоцировался в д. Дретово Ульяновского района Калужской области. В деревне сохранились один жилой кирпичный дом и множество наземных погребов, построенных из бетона и булыжников. Мы расположились в этом доме с подвалом. Рядом с временным постом сапёры приступили к строительству нового хитрого моста в военном и инженерно- стратегическом исполнении. Полотно проезжей части моста располагалось на уровне текущей реки Жиздры. Сапёры-строители говорили, что строят такой мост впервые. Идея военных инженеров гениальна: экономия времени строительства, уменьшение количества забитых свай, увеличение мощности моста за счёт площади соприкосновения всех частей, он как бы плавучий, но жёстко закреплён на сваях. При строительстве этого моста погибло много солдат сапёров-строителей и зенитчиков, охранявших мост. Наши передовые посты своевременно сообщали о приближении самолётов противника, но передняя линия обороны была близка и люди не успевали добежать до бетонных подвалов и гибли. Сапёры-строители так ожесточились, что продолжали работать при бомбёжках. Нашим солдатам с поста было легче спасаться, ведь неподалёку был кирпичный дом с подвалом, близко находились другие погреба. Однажды счастливая случайная судьба спасла нас от смерти. При очередном большом налёте самолётов Хинкель-111 мы спрятались рядом в бетонный подвал. Выбрались из него, а вместо нашего дома - огромная глубокая воронка. Бывалые сапёры определили - это «пятисотка». Мы продолжали жить в нашем спасителе - бетонном погребе. Наш пост получил новую американскую переносную радиостанцию В-100 с электропитанием, работающую от вращения педалями динамо-машины, как у велосипеда, но в универсальном исполнении: можно ими вращать и руками и ногами.

«25 апреля 324-я стрелковая дивизия вошла в состав 50-й армии (командующий генерал-лейтенант И.В.Болдин), командующие 50-й армией и 11-й гвардейской армией подписали акт передачи войск и полос обороны. 11 гвардейская армия обороняла рубеж отметки 149,9 и далее по р. Жиздра 1км. Восточнее Гретни Сухиничского района, южная окраина Востов - юго-западнее Троснянки (Ульяновский район).»

«1 мая, суббота. Был праздничный концерт для бойцов и командиров, отличившихся в боях. Воинам вручали ордена и медали»,-записано в Книге Памяти Калужской области, т. 6». Мы 5 человек с поста, были на этом концерте, где выступала Клавдия Шульженко.

«19 мая, среда. Маршал Советского Союза А.М.Василевский с генерал- полковником В.Д.Соколовским начали проверку готовности 11 гвардейской армии к Орловской стратегической наступательной операции с кодовым названием «Кутузов».

«В районе Шемякино (Козельский район) А.М.Василевский посетил наблюдательный пункт, откуда прослеживался весь участок прорыва» - Книга памяти, т.6. Оба полководца провели смотр войск 11 гвардейской армии, где присутствовал её командующий И.Х.Баграмян. В районе Дретово на большой площадке, примерно 3-4 км от Дретово в сторону п. Ульяново, часть войск была построена в колонну, колонны -в каре Четверо солдат и я с нашего поста присутствовали на этом торжестве. Перед войсками выступал маршал А.М.Василевский, который закончил своё выступление словами «Скоро наступит и наш праздник». Все в войсках знали, что готовится выступление наших войск.

11 июля 1943 года примерно в полдень командир роты капитан Ватутин Пётр Кузьмич по телефонной связи даёт мне устный приказ оставить в деревне Дретово трёх девушек с имуществом связи, мне с двумя бойцами Петром Буквенёвым, Михаилом Селухиным с радиостанцией направиться в район д. Гретня. Передвигались к Гретне пешком, нас часто останавливали, так как мы не знали пароля, Прибыв на место, расположились примерно в 800 метрах от переправы. Никому не сообщая, мы - пост №86 - «блуждающий пост», самостоятельная воинская единица в количестве 3-х человек с радиостанцией, имели связь с главным постом.

12 июля 1943 года перед рассветом артиллерия и миномёты начали мощным огнём обрабатывать передний край противника через р. Жиздра под д. Гретня. Зарево взрывов и отблески пламени в стороне Дретово и Ульяново было мощнее. Мы, как солдаты, поняли, что от Дретово в направлении Ульяново было главное направление ударного кулака Орловско-Курской битвы под командованием генерал-лейтенанта И.Х.Баграмяна. Рассвело. В небе появились сотни самолётов: наши и противника , а значит, у нас опять работа. Самолёты летели звеньями: бомбардировщики и штурмовики ПЕ-2, ТБ-3, ТБ-7, ДБ-ЗФ,ИЛ-2 под прикрытием истребителей ЛА-5, ЯК-3. Почти одновременно со стороны Ульяново появились бомбардировщики противника: юнкерс-88, хенкель-111 под прикрытием истребителей мессершмидтов-109, 110, Фоккер-Вульф-190. На разных высотах закружилась карусель боя. Сбитые самолёты противника и наши неслись к земле огненной стрелой в пламени огня и дыма. Вонзаясь в землю, взрывались.

12 июля 1943 года пехота 324-й стрелковой дивизии 50-й армии генерал-лейтенанта Болдина овладела Гретнёй, Переправили нас через Жиздру связисты какой-то воинской части (сейчас уже не помню). Их плот состоял из 4-х брёвен, связанных стальным телефонным кабелем. Оказавшись в Гретне, мы увидели разрушенные дома, обгоревшие стволы деревьев и остовы печей. Мы по радиостанции связались с главным постом 16 11 гвардейской армии с дежурным лейтенантом Огарковым Алексеем Яковлевичем, сообщили, что мы в Гретне и ждём дальнейших приказов. Через недолгий промежуток времени нам приказали вернуться в Дретово и на попутном транспорте добираться до встречи с войсками, движущимися по дороге Козельск - Ульяново. Пешком добирались до Дретовского моста, где стояла девушка-регулировщица, которая остановила для нас санитарную машину ГАЗ-АА. Она ехала под Ульяново за ранеными. Крытый кузов был пустой, в кабине шофёра медсестра. Ехали до встречи с войсками.

Пехотные части находились в 4-5 км от Ульянова. Немцы были в Ульянове. На горизонте со стороны города появился самолёт разведчик Хенкель-126 (костыль). Мы с дороги рассыпались, как горох, в лес, самолёт продолжал вести разведку. Мы включили радиостанцию и передали сигнал: «Воздух! Воздух! Квадрат 342612 (закодированный квадрат с ключом определённых цифр, периодически меняющихся), курс 270 (.градусов горизонта С, Ю, 3, В от 0 до 360 градусов), Хенкель- 126 (тип самолёта) Н - (сокращённо высота)-20 (код),т.е. 2 км. Передал Грушичев, 18.00 (время).»

В период наступления наших войск мы сотни раз передавали: «Воздух!» на главный пост. Было очень много самолётов противника в нашей зоне визуальной видимости горизонта неба через окуляры бинокля.

Со стороны Ульянова в небе появились три пикирующих самолёта юнкере - 87, под фюзеляжем которого находится сопло, и при пикировании самолёта к земле через него проходит воздух, издавая жуткий звук.

Самолёты свалились через крыло в пике и давай поливать нас огнём из пулемётов, пушек и большой серией бомб, падающих из кассет для кучного бомбометания. Появились раненые и убитые.

Самолёты улетели, раненых погрузили на санитарную машину, в которой мы только что ехали. Их повезли в Козельск. Убитых похоронили в общей большой магиле. Передвигаясь с ротой пехоты (пешком), мы шли из леса, спустились в овраг. Уже было видно кладбище п. Ульяново, где засели немцы. Жутко свистящая мина разорвалась перед нами, остальное не помню.

Меня доставили в только что освобождённый дом п. Ульяново. Из бедра левой ноги извлекли два больших осколка, от контузии лопнула перепонка левого уха, несколько мелких осколков (сейчас их 5) осталось в теле. Операцию делал медперсонал 262- го или 292-го санитарного батальона. Лечился я при своей роте.

Пост №86 дислоцировался долгое время около моста через Жиздру у д. Дретово, который выдержал вес танков КВ.

Молодость быстро залечила раны. И я снова приступил выполнять свои обязанности начальника поста ВНОС. Так закончилась моя Орловско-Курская битва. Из нескольких миллионов бойцов действующих армий мы - маленькая песчинка, состоящая из 6 человек поста №86 ВНОС.

Я рад за то, что остался жив, рад за каждый прожитый счастливый день, за живущих товарищей. Они прожили свою жизнь в войне и были награждены медалями и орденами за участие в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Вот их имена: Максаков Николай Иванович-партизан, Наташкин Иван Кузьмич- командир взвода ПТР, Карловский Иван Андреевич-разведчик, Ильин Николай Иванович-командир саперного взвода, Рубан Иван Абрамович-танкист.

Счастье тех, кто дожил, кто с Победой дошел,

Боль за тех, кто не сядет за праздничный стол,

За Победу не выпьет святого вина,

Кому счастье и жизнь оборвала война,

Кто уже никогда не вернется домой,

Кому вечная память и вечный покой.

Ваша кровь, ветераны, пролита не зря:

Поднялася с Востока Свободы заря,

Вы её принесли миллионам людей,

Озаряя их правдой великих идей.

Они с нами сегодня в едином строю

Выступают за мир и свободу свою.

Ветераны боёв, ветераны войны,

Благодарные дети прекрасной страны,

Вам Победа досталась огромной ценой.

И сегодня поклон Вам Отчизны родной.

 Славя Вас, ветераны, люди песни поют,

И гремит в Вашу честь наш Победный Салют.

 


Награды

 

Характеристика на Грушичева Александра Михайловича, написанная командиром

В-Ч ПП 30791

 

Фотографии военных лет

Александр Михайлович с боевыми товарищами (сидит в центре)
 

А. М. Грушичев со своими боевыми друзьями  (стоит слева, в верхнем ряду)

 

Александр Михайлович 13 марта 1944года (стоит второй слева)

 

Александр Михайлович с товарищами 7 июня 1946года (второй ряд 3 слева)

 

Александр Михайлович в дни службы, 7 декабря 1946года.

 

Александр Михайлович с ветераном Великой Отечественной войны Зайцевым Николаем Григорьевичем в День Победы.

 

 

 

 

 

Скворцова Юлиана, учащаяся МОУ «Средняя школа №4»

Руководитель: Румянцева Н. И., учитель истории

Категория: Память | Добавил: АМБ (15.12.2016)
Просмотров: 335
Всего комментариев: 0
avatar